Новости БСТ


Чем дальше от города, тем больше проблем. Жители районных деревень и поселков уже привыкли к нечищеным дорогам, отсутствию транспорта и перебоям с поставкой воды и дров. Но захоронения родственников прямо в огородах - из рук вон выходящий факт даже для них. Трагическая безысходность или кощунство в поселке Боровской

Братск - город цивилизованный. Расчищенные дороги, горячая и холодная вода. Цивилизация всего в 80 километрах от Центра. В поселке Боровской передвигаются, в основном, пешком, воду возят на санях, а хоронят прямо в огороде.
Почти 500 жителей, своя школа, детский сад и фельдшерский пункт. В поселке Боровской есть даже водокачка. И несмотря на это, поселковая жизнь больше похожа на выживание.
29 лет прожили вместе баба Маша и дед Геннадий. Вели хозяйство, воспитывали детей, любили как умели. Год назад поставили жене деда Геннадия диагноз - рак. Геннадий Иванович знал, что жена умрет. Знал, что никто не поможет. Потому и могилу выкопал сам, заранее. В своем огороде.
- Я обращался к начальнику, к механику, чтобы мне дали машину, чтобы привезти гроб оттуда. Никто не реагирует. В лесхоз ходил. Там у них своя покойница была. А я знал, что бабушка умрет. Здесь выкопал могилу. Здесь бабушка пусть лежит. Я буду к ней ходить. Все нормально, - рассказывает дед Геннадий.
На деревенское кладбище, что в двух километрах от Боровского, проехать мы так и не смогли. Сильно занесло дорогу. Местные жители говорят, что такое повторяется из года в год. Даже шутят мрачно - лучше умирать летом. Не надо дров, чтобы растопить землю. Не надо идти в мороз по колено в снегу, чтобы проводить умершего в последний путь. Это как в песне: последний путь - он трудный самый. Черный юмор.
- Еще с осени был разговор, что он выкопал могилу. Я не придала этому значение. Я спросила, он сказал - не ваше дело, это моя собственность. Потом слышу, что он похоронил бабушку у себя. Выкопал и похоронил. Я сообщила участковому, главе администрации Зябинской. Все сюда выезжали. Разговаривали. Он сказал - хорошо, я похороню ее на кладбище, но туда нет дороги, и морозы стояли под 50. У нас нет мужчин, которые выкопали бы могилу. И дров нет. Вот причина - почему случился этот случай, - считает Ольга Загребина, заведующая фельдшерско-акушерским пунктом п. Боровской.
В 60-ом приехал дед Геннадий из Кемеровской области в поселок Боровской. Работал водителем лесовоза, в 87-ом пошел на пенсию. С администрацией дел близко не имел, помощи не просил никогда. Ждать долго, да и вряд ли дождешься. Все решал сам. Может, потому и к новой местной власти не обратился. По старой привычке.
- Кто обещает нам? Обещают, а толку нет. У нас сейчас такие начальники. Они только приказывают. Вот я там неправильно сделал. А попробуй, сделай в другом месте, - говорит дед Геннадий.
- Я его убедила, что он не имеет право на своем огороде производить захоронение. Поедем вместе, выберем место. Он категорически отказался хоронить с краю. Дорога на тот момент была, - рассказывает Елена Гусь, глава администрации Зябинского сельского поселения.
За 29 лет совместной жизни дед Геннадий ни разу не разлучался со своей женой. Не захотел разлучаться с ней и после ее смерти. Говорит, надо, чтобы моя Маша на кладбище с родными лежала, а не с чужими. Иначе, не по-человечески это.
- В настоящее время мы с ним договорились, что немного снег спадет, он нам покажет, где он хотел бы. И мы там произведем захоронение, - говорит Елена Гусь.
Но сам дед Геннадий не уверен, что и весной его бабушку перезахоронят. Начнется распутица, дорога опять будет разбита. И до кладбища по-прежнему будет невозможно добраться.

Анна Янкова


Последние новости

Братская студия телевидения © 2002 - 2018.

Вверх