Новости БСТ

 3222

01 января 1970, 08:00

Поделиться:


В начале года в один из детских домов Иркутска поступил ребенок с, так называемым, синдромом Маугли. Пятилетнюю Раду привезли из поселка Шумилово Братского района. Практически единственные, с кем общался ребенок с самого рождения, были собаки

Они вместе - трехлетняя Рада и рыжая Найда проводили дни и ночи. Чтобы не было страшно, девочка сворачивалась клубком и прижималась к животному. Лишь с ним ощущая тепло, пусть не материнское. Рада пока последняя из шести детей непутевой, как прозвали односельчане, семьи Николаевских. Трое старших - в Усть-Кутском детском доме, еще один у родственников в Заярском, 18-летний Дима вернулся домой.
Что такое работать, в семье Николаевских не помнят давно. Жили и пили, а в промежутках рожали детей. Которые с первых месяцев своей жизни были предоставлены сами себе. О родительской заботе, о домашней пище эти дети забыли, а вернее, не знали никогда. Мука, разведенная с водой, была обычным рационом Рады - самой младшей в семье Николаевских.
- Первых детей мы забрали, мамы вообще долго не было дома. Их кормили из детского сада. Саша приходил с бидончиком. Ему в садике наливали, и он уносил домой. У них была тележка такая. Они садили маленькую Валюшку и ехали по деревне - им всегда кто-нибудь что-нибудь давал, - рассказывает Наталья Гизей, специалист поселковой администрации.
В 94-ом семью Николаевских лишили родительских прав. Старших детей определили в детдома, а вновь родившимся не давали умереть соседи и поселковая администрация. Помогал местный детский сад. Родители пили и били. Иногда в наказание запирали детей в собачьей будке.
- Ей говорили в больнице - куда ты рожаешь? - а она - не ваше дело! Все рожают и я рожу. Ну и родила Радку эту. Пришла ко мне…иди, говорю, дочку попроведай. Она - ничего! Ей хоть бы что, с утра уйдут за грибами, ребенок один. Они так, сходили, поработали. Кто хороший хозяин - бутылку дал. Они выпьют, еще охота, - рассказывает баба Маша, сельчанка.
10 шагов отделяют нормальную жизнь от нечеловеческой. Российский триколор здания поселковой администрации как контраст выбитым стеклам дома Николаевских с одной стороны. И 10 шагов спасения с другой. Ведь именно отсюда пришла помощь. Конец мучений маленькой Рады напоминал боевик местного масштаба. Нервы у жителей Шумилова не выдержали. Вместе со специалистами районного отдела по делам несовершеннолетних они забрали девочку. Определили на Зябу, в приют "Олененок".
- Мы сутки ловили родителей. Безуспешно. Нам помогли выломать двери, и мы забрали этого ребенка. Потом мама прибегала, скандалила. Но после - ни разу не спросила, где ребенок, - говорит Наталья Гизей.
- Детки у меня в детдоме все. Я ездил к ним в Усть-Кут, - говорит Анатолий Николаевский, отец.
Областной детский дом-санаторий в Иркутске. Только здесь Рада начала радоваться. Она и представить себе не могла, что дома могут быть такими большими, с застекленными окнами, игрушками и горячей вкусной пищей. Это сейчас, по прошествии трех месяцев, Рада сильно изменилась, весело лопочет, играет с детьми и уже не просит кусочки хлеба. А тогда, говорят воспитатели, девочка, разыгравшись, могла залаять, как собака, а ударившись, заскулить.
- Мы с ними о семье не разговариваем. Они вспоминают иногда. Никогда не называют - какая мама. Они говорят, можно маме открытку подписать? – рассказывает Надежда, воспитатель.
- Самое главное в женщине - это инстинкт материнства. В какой-то части он воспитывается обществом, в какой-то дается от рождения. И, к сожалению, отдельные женщины это качество теряют. Этот инстинкт в них не развит. Чаще всего это бывает у женщин больных, и чаще всего - больных алкоголизмом, - говорит Лидия Хромцова, психолог.
Раде повезло. Сегодня только рыжая игрушечная собачка напоминает ей о недетском кошмаре. А тепло и заботу матери ей, как могут, заменяют воспитатели.
- Давайте же, наконец, возродим то понятие "русская женщина" - жена, мать, как носительница всего самого прекрасного, что есть у человека и общества. Когда мы будем говорить о том, как это важно и замечательно - любить своего ребенка, вот тогда у нас не будет брошенных детей, - считает Лидия Хромцова.
По статистике, в российских судах рассматривается до пятидесяти тысяч дел о лишении родительских прав в год. В Братске и братском районе ежегодно выявляется более тысячи детей, оставшихся без попечения родителей.

Анна Янкова





Комментарии (0)